Русский / EnglishФонд «Наследие Евразии»
О насСобытияПроектыПартнёрыКонкурсыИзданияКонтакты
Русская речь и культура в странах СНГ (на примере Азербайджана): исследование фонда «Наследие Евразии»
  • О Фонде
  • Сотрудники
  • Стажировки
  • СМИ о Фонде

Русская речь и культура в странах СНГ (на примере Азербайджана): исследование фонда «Наследие Евразии»

Источник: Информационно-Аналитический Центр, 2008

Состояние русской культуры и положение русского языка в СНГ предмет исследования фонда «Наследие Евразии» осуществленного при поддержке фонда «Русский мир». Обсуждая стратегию продвижения русскоязычной матрицы на постсоветском пространстве, эксперты фонда, в ходе обсуждения доклада, предложили несколько подходов soft power, которые также могли бы стать интересны коллегам в Содружестве для понимания общей задачи взаимодействия с российской культурой внутри страны СНГ и продвижения собственных культурных смыслов в России в условиях окончательного размежевания и завершения постсоветского транзита.

Русский язык в Азербайджане: сравнительный анализ.

По результатам проведенных опросов в 12 странах СНГ, (включая Грузию, исключая Туркмению), коммуникация на русском языке признана возможной для подавляющего большинства населения новых независимых государств. Выделилось три основных группы.

В первой — уровень владения русским языком и его распространенность высока: Беларусь (77%), Украина (65%) и Казахстан (63%) — это страны, где приблизительно две трети населения свободно владеют русским языком. В этих странах русский язык является либо доминирующим (Беларусь), либо столь же распространенным по сравнению с титульным (в Украине и Казахстане).

Вторую условную группы составили Киргизия, Латвия, Молдова, Эстония, где несмотря на доминирование языка титульной национальности, достаточно большая доля населения владеет русским языком, и приблизительно для четверти жителей русский является языком общения.

В третью группу по результатам исследования вошли Азербайджан, Грузия, Армения, Литва, Таджикистан. Здесь свободно владеет русским языком только доля населения (не более 30% и ниже) и он реже используется в массовых сферах общения.

Коль скоро мы рассматриваем это исследование через призму Азербайджана возникает вопрос — почему, с учетом широкого распространения русского языка в печатных СМИ и быту, Азербайджан оказался в группе стран, где ситуация с русским очевидно хуже?

Дело в том, что опрос задумывался как субъективная оценка самих респондентов о себе.

Исходя из той части опросов, которая фиксировала субъективные оценки владения языком, азербайджанцы неудовлетворенны своим знанием русского: зафиксирован наименьший из всех стран-участниц исследования процент респондентов, утверждающих, что они свободно владеют русским языком (говорят, пишут и читают по-русски без ошибок или с ошибками) — 42%. При этом почти столько же опрошенных (38%), по их собственным оценкам, не могут говорить на русском языке, из них почти четверть (23%) — не знают русского языка вообще.

Полученные на основе самооценок респондентов данные могут быть как завышенными, так и заниженными, косвенным образом они демонстрируют влияние идеологии, политических деклараций и общественного мнения. В случае Азербайджана есть основания полагать, что доля русскоязычного населения выше, чем показывают массовые опросы. Так, например, по мнению известного писателя и публициста Эльмиры Ахундовой, ее цитируют авторы исследования, -- азербайджанские дети в Баку по-прежнему говорят на русском, воспитываясь в среде комплиментарной к русскому языку: «Я являюсь сторонником лоббирования русского языка в национальных школах. Сегодня русский язык преподается факультативно, и этот язык сужает свою сферу. Необходимо наладить систему сохранения русского языка в регионах».

В целом, полученный результат, в сравнении с показателями других стран, возможно не столь оптимистичен, но говорит в пользу стабилизации ситуации с русским в Азербайджане.

Вывод из исследования Фонда:

В шести странах — Эстонии, Азербайджане, Таджикистане, Армении, Грузии и Литве — соотношение свободно владеющих и совершенно не знающих русского языка детей приблизительно пропорционально. Однако если в этой группе стран 6% детей и внуков опрошенных граждан вполне владеют русским языком, то в Азербайджане этот показатель заметно выше — 23%. Иными словами, в перспективе общая доля населения, владеющая русским языком, в Литве будет снижаться быстрее, чем в Азербайджане.

В Азербайджане, Беларуси, Киргизии и Молдавии в ближайшей перспективе не произойдет значительного сокращения доли населения, владеющего русским языком. Напротив, в Армении, Грузии, Казахстане, Латвии, Литве, Таджикистане, Украине и Эстонии можно прогнозировать достаточно серьезное ослабление позиций русского языка. Из всех бывших советских республик выделяется Беларусь, где почти три четверти детей, по словам их родителей, в полной мере владеют русским языком, 14% — владеют частично, и лишь 2% не знают русского языка вообще.

Несмотря на отсутствие специального закона или других правовых норм поддерживающих русский язык в Азербайджане, русскоязычная культура продолжает развиваться. В исследовании отмечается, что русский язык распространен среди азербайджанской элиты и считается «культовым» в Баку. По мнению опрошенных, без хорошего знания русского невозможно сделать успешной карьеры. Таким образом, владение русским языком — отличительная черта национальной элиты, отделяющая ее от других слоев азербайджанского общества.

Продвижение русского языка как задача политики РФ в СНГ.

Теперь о том, как, по мнению российских специалистов, следует трактовать текущую ситуацию с русским языком в СНГ, какие проблемы возникают у русского языка, и в более широком смысле, как продвигать в СНГ смыслы российской культуры и содержание гуманитарного знания.

Русский язык для новых независимых государств (включая, кстати говоря, и Россию, где проблема русского языка существует) является, по сути, не русским, а советским языком, языком СССР и советского народа. В этой своей функции он и достался новым независимым государствам. Причем в двух основных качествах.

Во-первых, «советский язык» взял на себя — в том или ином объеме — роль языка межнационального общения в пределах новых самостоятельных государств. Во-вторых, выступает в качестве возрастного (поколенческого) средства коммуникации.

Таким образом, хотя процесс замещения «советского языка» может тянуться очень долго, но тенденция на его замещение будет обрисовываться все более и более определенно. В частности, медленно и постепенно именно в таком направлении проводят свою языковую политику Казахстан и Украина (казалось бы наиболее дружественные к русскому языку страны). Потребность в русском естественным образом будет сокращаться по мере уменьшения «советских» поколений.

Иными словами, в постсоветский период мы получили с одной стороны озабоченность собственным этно-культурным суверенитетом стран СНГ, с другой, отношение к русскому в ряде стран чуть ли не как к наследию «оккупационного» режима. С укреплением в государствах национальных языков, отношение к русскому стабилизировалось, однако процесс вытеснения продолжается и доминирующее положение в языковом пространстве СНГ русский язык полностью утратит в перспективе 10–15 лет.

Главная задача для российской языковой политики в СНГ видится таким образом — если национализация этно-культурного пространства уже свершившийся факт, то развитие национальной культуры отдельно взятой страны Содружества на корнях постсоветского единства не должно сопровождаться дерусификацией. Вытеснение русского на вторые-третьи позиции можно воспринимать как естественный процесс, но это не должно означать сворачивания культурно-информационной политики в пользу русского со стороны самой России.

Желание или нежелание партнеров России содействовать развитию и поддержанию русской культуры — это пластичный фактор, на который РФ с необходимость может воздействовать посредством механизмов: медиа, качественных продуктов массовой культуры, инвестициями в образовательную сферу СНГ, отдельными исследовательскими грантами.

Россия может влиять на гуманитарную сферу даже в нынешнем, ослабленном, в сравнении с советским периодом, состоянии. Устойчивому положению русской (российской) культуры в ряде стран должна способствовать политическая синхрония Кремля с действующими режимами в странах СНГ. Хотя по опыту известно, ранее, в 1990–е годы, Москва не выдвигала соседям своих условий и интересов в этой плоскости. Результатом такой политики стало повсеместное ослабление позиций «русской речи», «русских смыслов» как культурного и социо-гуманитарного феномена.

На нынешнем этапе требуется иной подход. Интересы русского языка должны быть активно включены в повестку двустороннего и многостороннего гуманитарного сотрудничества. Причем акценты в этом вопросе можно расставить другим, не только россия-центричным образом.

Гуманитарное сотрудничество и в особенности проблемы межкультурных коммуникаций находятся под давлением глобального тренда падения гуманитарного знания в мировом масштабе. «Высокий» язык, язык глубоких культурных и художественных смыслов находиться в состоянии упадка во многих странах региона. Смыслы обедняются, язык становится более однообразным, деформируясь под низкий стандарт потребительского общества живущего коммерцией и развлечением. Запрос на «глубину» гуманитарного знания практически отсутствует. Исходя из этой ситуации, Москва методами государственной поддержки и инициативами частных НПО-НКО могла бы предложить разумные способы координации в СНГ совместной работы против энтропии гуманитарного знания, продвигая интересы языков соседей в России и русский в странах СНГ. Культурно- информационное поле требует постоянной работы всех участников.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

В качестве примера, рассмотрим три механизма (ресурса) подобного взаимодействия внутри    СНГ    на    примере       Азербайджана

      1. Школа художественного перевода с языков сопредельных государств.

Переводы литературных произведений писателей стран СНГ на русский весьма трудоемкая работа, но и колоссальный ресурс, который существует в наследство от советского периода. Средства, которые направлялись на развитие национальных литератур в советский период до сих пор не могут быть перекрыты ни РФ, ни другими странами. В частности, подавляющее количество литературных произведений, из наследия тех же стран ГУАМ, переведено исключительно на русский и практически неизвестны европейским читателям. Сегодня изменились масштабы тиражей — это уже не 1.5 млн., которые обычно давались раскрученному писателю типа Айтматова или Анара. Именно масштабный тираж позволил сохранить эти произведения на русском даже в отдаленных региональных библиотеках. Сейчас стандартный тираж — 3 тысячи экземпляров. В значительной степени это есть следствие, в том числе и снижения читательского спроса и интереса к литературе. Но этот интерес необходимо поддерживать государством: содействовать частным и общественным инициативам в сфере образования. Шаг в этом направлении осуществил журнал «Дружба народов», его редакция осуществляет проект «Многоликий Кавказ», с определенным интервалом один из номеров журнала посвящается литературе Южного Кавказа (в 2006 году при содействии фонда «им. Гейдара Алиева» вышел номер журнала, состоявший из произведений авторов современной азербайджанской литературы).

     2. Спонсорские вклады в библиотеки и музеи.

Работа в этой плоскости сейчас осуществляется достаточно активно. Многое зависит от возможности самого МИДа РФ и посольств на местах привлекать российских спонсоров и меценатов для осуществления таких вложений и безвозмездных даров в библиотеки стран СНГ, но, прежде всего в регионах этих стран, так как учебные заведения столиц обеспечены литературой (учебниками и пособиями) в большем объеме, хотя и там отмечается дефицит.

Если до начала 2000–х российское посольство в Баку практически не осуществляло подобные программы (унизительная ситуация в дни 500–летия Физули в Баку, в котором российское участие было минимальным), то сегодня они в состоянии проводить подобные библиотечные «вклады» едва ли не каждый месяц. В качестве иллюстрации примеры только 2008 года: в дар Президентской библиотеке Управления делами президента Азербайджана был передан внушительный набор произведений русских классиков. До этого библиотеке были переданы книги на электронных носителях. Разрабатывается программа сотрудничества с Национальной библиотекой имени Мирзы Фатали Ахундова.

Также из России в Азербайджан для инвалидов по зрению, в этом году были доставлены CD диски — «Говорящие книги» (380 экземпляров в 202 произведения). На дисках собраны произведения всемирно известных классиков, не только русских писателей.

В Баку начали осуществлять мультимедийный проект «Русский музей: виртуальный филиал», активное участие в реализации которого принимает «Росзарубежцентр». В музейном центре в Баку на большом экране проецируются интерьеры дворцов Санкт-Петербурга, варианты их реконструкции в разные эпохи, есть возможность присутствовать в режиме реального времени на открытии выставок в любых филиалах «Русского музея». Все виртуальные информационно-познавательные услуги будут оказываться посетителям на бесплатной основе. Первоначально программы будут на русском и английском языках, впоследствии некоторые из них переведут на азербайджанский.

В 2008 году исполняется пять лет с начала реализации этого проекта. Филиал на территории Азербайджана станет тридцать пятым. Подобные виртуальные музейные центры созданы в Эстонии (Кохтла-Ярве), Казахстане (Усть-Каменогорск), Финляндии. Баку станет первым городом, где будет в полном масштабе функционировать виртуальный центр именно Русского музея.

      3. Русский, как язык коммуникации внутри СНГ.

Еще один ресурс развития русского — это сотрудничество стран СНГ между собой. Если для стран тюркской группы языков это не столь очевидно, то на дуге Казахстан-Украина или Азербайджан-Молдова главным языком естественно оказывается русский. И даже когда президент Саакашвили разговаривает с украинским коллегой на украинском, это не означает, что основная масса населения быстро, за пару лет, освоит иной внерегиональный язык межгосударственного общения. Однако без подпитки со стороны России ресурс русского языка будет быстро сокращаться. В этом аспекте разумно учитывать, что в за пределами СНГ, в странах на пространстве от Израиля до ЕС, порядка 10 млн. человек, считают русский язык своим: украинские евреи, казахстанские немцы, прочие группы, на которые также необходимо обращать внимание специальных программ обучения и развития русского.